Арт-салон клуба ЛИИМ 

ПОИСК ПО САЙТУ

 

АРТ-САЛОН

Художники:

Отечественные

Зарубежные

Скульпторы

Книга отзывов

Контакты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

Лит-салон

ЛИИМиздат

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Сальвадор Дали

Театр фантастической жизни

Счастье быть испанцем. С Лоркой

«Погиб, расстрелянный в Гранаде, певец недоброй смерти, Федерико Гарсиа Лорка! Ole! Только и остается, что этим типично испанским возгласом откликнуться из Парижа на весть о смерти Лорки, лучшего друга моей беспокойной юности».

До сих пор кажется странным, как могли эти два луча, такие разные, упав на европейскую культуру, какое-то время пересекаться: свет поэта был безмерен, ослепителен и абсолютно ясен, свет художника падал косо, был слабым, мертвенно бледным и всему придавал нечто двусмысленное.

Сошлись они не сразу, хотя тотчас же, едва Дали узнал Лорку в 1922 году, в мадридской «Резиденции», он был им потрясен, изумлен. «Передо мною явились, как поэтическое чудо, его чистота и его грубость, его плоть и его прах, беспорядочно смешанные, кровоточащие, и благородный вишневый тон этой крови мерцал тысячами мрачных бликов затаившейся биологии, скрывающейся за оригинальностью формы». И все-таки они становятся друзьями, и остаются ими — в какой-то мере, быть может, ради удовольствия наблюдать, как раскрывается перед другим твое собственное величие. А может быть, в эти годы дерзкого и беспечного творчества их соединяет юношеское ощущение хозяев судьбы, роднит то чувство, вызванное переизбытком жизненных сил, будто истина принадлежит тебе. Или сходство натур, не знающих покоя, склонных к крайностям, страдающих...

Перед нами предстает довольно-таки странное братство,— впрочем, не надолго. Лорка уже был знаменит благодаря своей прогремевшей Оде, когда Дали еще сидел в Кадакесе. Теперь поэт приглашает художника помочь сценическому воплощению его пьесы Марьяна Пинеда, пронизанной духом бунта и анархии. Премьера спектакля состоялась в Барселоне 24 июня 1927 года. Днем позже Лорка выставил двадцать четыре своих рисунка в галерее Дальмау — на это его подбили Дали и критик Себастья Гаш. Не раз они, Федерико и Сальвадор, рисуют карикатурные портреты друг друга. Пока и тут проявляется сходство их натур — в том смысле, что Дали, кажется, по душе игра фантастическими символами, кружевом точечек и пятнышек. В этой игре именно Лорка, вооруженный карандашом или пером, не имеет себе равных. Они любили друг друга, в этом нет сомнения. Или, лучше сказать, есть нечто, делающее Федерико и влюбленным, и даже одержимым Сальвадором: на протяжении всего периода их близости это демонстрируется по-лорковски щедро, лучезарно, безоглядно...

Хотя потом Сальвадор прямо-таки сбежит от этого вожделения Лорки или же просто удалится, потому что в глубокой тени поэта, как Дали выразится впоследствии, он никогда не терял ощущение собственного духа и собственной плоти. Чем более Дали будет становиться «сюрреалистом» и самым пошлым образом ожесточаться, тем более будет отдаляться он от Лорки. И не найти слов более резких, чем те, которыми художник оценивает Цыганский романсеро Лорки в апреле 1928 года, в письме, завершающем их переписку: Дали попросту дает Лорке отставку. В это время Дали увлечен Буньюэлем, что всем и демонстрируется. Возможно, жизнь и творчество Лорки обладали той мерой величия, которая оказалась непосильной для Сальвадора Дали.

И все же именно он, наделенный высочайшей интуицией — а ей он был обязан своему цинизму, степень которого уж и вовсе не поддается словесной характеристике,— именно он, в конечном счете, понял Лорку лучше, чем кто-либо другой. Например, он говорил, что Федерико всегда становился на сторону смерти, часто рассуждал о ней и при этом излучал какую-то странную красоту. Дали восстал против самой мысли о том, чтобы представить поэта политическим мучеником: скорее он представлялся художнику «невинной жертвой гражданской войны в Испании, где царит и бьется в конвульсиях вселенская сумятица». Однако память у Дали была хорошая, в ней не затерялись его достаточно подловатые инвективы против Лорки, в стиле грязных сплетен. И тогда в контрапункт добавляется покаянная строка: «Всякий раз, когда я взываю из глубин моего одиночества к моему мозгу, и в нем восстает гениальная идея, к моей кисти, и она, подобно архангелу, творит чудо, делая мазок, я всегда слышу голос, хриплый и сладостно задыхающийся,— голос Лорки, который возглашает мне: Ole».

По материалам: Марко ди Капуа. Сальвадор Дали. Жизнь и творчество. Перевод с итальянского, послесловие и научная редакция русского издания: В. Кисунько. М.: АСТ - Астрель. 2005. - 271 с., ил.

На страницу художника

К списку зарубежных художников

На главную

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.