Арт-салон клуба ЛИИМ 

ПОИСК ПО САЙТУ

 

АРТ-САЛОН

Художники:

Отечественные

Зарубежные

Скульпторы

Книга отзывов

Контакты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

Лит-салон

ЛИИМиздат

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Эль Греко

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Эль Греко принадлежит к выдающимся портретистам мировой живописи. В Толедо он создал целую галерею портретов своих современников — представителей знатных аристократических родов, духовенства, писателей, поэтов, ученых; он охотно вводил портретные изображения в свои сюжетные композиции. Мастер чаще всего писал погрудные или поясные портреты на нейтральном фоне. Одетые во все черное, фигуры кажутся бесплотными. Белоснежные гофрированные воротники оттеняют бледность тонких лиц. Во всем их изысканном облике и духовном строе много схожего. Будучи чужестранцем, Эль Греко остро почувствовал устойчивый характерный тип толедцев и их манеру держаться. Сходство его портретов в значительной мере заключено в подчеркивании общего душевного состояния людей, той глубокой внутренней эмоциональности, что скрыта под броней внешней бесстрастности. Вместе с тем Эль Греко создавал образы, выходящие за границы его портретного стиля.

Возможно, один из самых ранних, написанных в Испании портретов Эль Греко — так называемый Портрет кавалера с рукой на груди (1577-1579), возведенный в рамки канона образа дворянина своего времени. Элегантный, очень спокойный, жестом клятвы или убеждения положивший правую руку на грудь, неизвестный кабальеро полон невозмутимости, сдержанности, достоинства. Эфес толедской шпаги, словно висящей в воздухе,— красноречивая деталь его строгого облика, как и черный костюм, украшенный высоким воротником и манжетами из тонких белых мерцающих кружев. Французская писательница Антонина Валлантен справедливо отмечает, что этот тип испанца проник на подмостки сцены и уже жил на страницах романов, но, чтобы быть изображенным, ему пришлось дождаться приезда Эль Греко в Толедо.

Духовная содержательность отличает портрет друга Эль Греко Антонио де Коваррубиаса (1600), уважаемого ученого, знатока латинского и греческого языков. Мастер очень тонко уловил то особое состояние сосредоточенности и затаенной мягкой печали, особенно в выражении усталых внимательных глаз, которое было присуще этому обаятельному человеку, страдавшему от рождения полной потерей слуха.

Иным, более грубоватым представлен Херонимо де Себальоса, известный правовед и писатель. В его облике меньше внешней изысканности, чем в других произведениях мастера, и сильнее подчеркнута характерность черт: массивная голова, лицо с выступающими скулами, асимметричное расположение глаз, наделенных разнохарактерностью взгляда. В Себальосе чувствуется сильная воля, скрытая энергия. Суровый и собранный, он полон не только сознанием своего достоинства, но и своеобразной отчужденностью от окружающего мира.

Эль Греко насытил портретное искусство Испании разнообразием характеров, психологическим богатством. На рубеже столетий он создал образы широкого звучания. Олицетворение мыслящей Испании — пронизанный золотисто-серыми тонами Портрет неизвестного (1600), взгляд прекрасных скорбных глаз которого отражает сложное душевное движение. Здесь все намеренно заострено: костистая структура головы, тонкие черты худого лица, очертания покатых узких плеч. Высокий гофрированный воротник служит пьедесталом для головы, контрастируя своей материальностью и белизной с плоским пятном черной одежды. Необычный, близкий к квадрату формат портрета (44х42) создает вокруг фигуры широкий пространственный фон; слева художник подписывает по-гречески легкими черными буквами свое имя. Образ как бы живет в воздушной среде, пронизанной серо-золотистыми тонами, которым вторит изменчивый тон светлых глаз модели. Лицо с серебристыми тенями, редкие мягкие пряди седеющих волос написаны свободно, вдохновенно, с безупречным чувством живописной формы.

Высшее достижение портретного искусства Эль Греко представляют собой два произведения, в которых раскрылись новые грани его психологического и художественного мастерства.

Первый по времени (около 1600) — знаменитый, прочно вошедший в науку как Портрет главного инквизитора дона Фернандо де Ниньо Гевары, написан в традициях парадного портрета в реальном интерьере. Мастер тщательно передает фактуру плотной муаровой малиновой мантии, серебристо-белое кружево рясы, красный бархат кресла с золочеными шляпками гвоздей. Столь же тщательно пишет он крупную голову Гевары, точно фиксирует острые черты лица. Сила этого портрета в его достоверности. В приемах художника нет ничего преувеличенного. И вместе с тем трудно найти в истории живописи другой портрет, обладающий такой захватывающей напряженностью. Еще издали на фоне общей сияющей гаммы серебристо-жемчужных и золотистых красочных оттенков необычайно интенсивно выступает светло-малиновый тон господствующей на полотне фигуры. Кардинал внешне спокоен, но сидит выпрямившись, правая рука мягко покоится на подлокотнике, в то время как левая стискивает ручку кресла. Устремленный на зрителя искоса сквозь темные роговые очки пронизывающий взгляд обнаруживает то скрытое, что таится в этом человеке, не знающем снисхождения. Сила индивидуальной характеристики приобретает здесь смысл большого обобщения. Полную противоположность представляет Портрет поэта Ортенсио Парависино, друга и почитателя Эль Греко, изображенного как бы в момент внутреннего диалога с невидимым собеседником. Пытливая мысль одушевляет лицо поэта, выражение которого кажется изменчивым. Во всем его облике — в непринужденной позе, в жесте нервных рук, в смелой живописи легкими стремительными мазками ощущается свобода. Портрет Парависино обнаружил в искусстве мастера ту способность творческого самовыражения, которая принадлежала уже XVII веку. Изображение вступает в контакт с окружающим миром, образ наполнен многогранными психологическими оттенками, трепетом жизни.

Знакомство с произведениями Эль Греко убеждает в исключительной сложности его личности. Он предстает то холодно и трезво анализирующим, то пламенным мечтателем, вдохновенным творцом и истинным художником. Поиски повышенной и субъективной духовности не закрывают от него впечатлений реального мира. В конечном счете в основе образов Эль Греко всегда лежит человеческое чувство, и зритель не может оставаться к нему безучастным.

В творческом наследии мастера не все равноценно и безупречно. Подчеркнутая индивидуальность художественной манеры подчас слишком расточительно используется им; однако перед лицом подлинно великих произведений Эль Греко многие сложные научные построения и исследовательские экскурсы, создающие разноголосицу на редкость запутанной интерпретации его творчества, отходят на второй план. Прочно укоренившаяся в мировом искусствознании характеристика Эль Греко как самого яркого представителя европейского маньеризма мало что объясняет. Оценка его творчества была бы значительно облегчена, если бы не укладывалась в рамки догматически спекулятивной эстетики маньеризма. Использованные мастером приемы маньеризма имеют смысл не как нечто самоценное и устойчивое, а лишь в связи с развитием его неповторимо индивидуального живописного языка и личного отношения к миру и человеку.

По материалам: Эль Греко. Ред. Е. Галкина. Текст Т. П. Каптерева. М.: Белый город, 2005. - 48 с., ил.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

На страницу художника

К списку зарубежных художников

На главную

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.