Арт-салон клуба ЛИИМ 

ПОИСК ПО САЙТУ

 

АРТ-САЛОН

Художники:

Отечественные

Зарубежные

Скульпторы

Книга отзывов

Контакты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

Лит-салон

ЛИИМиздат

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Эль Греко

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Художник греческого происхождения Доменикос Теотокопулос, прозванный Эль Греко,— уникальная одинокая фигура в истории мирового искусства. «Но никто не сможет ему подражать» — эти слова поэта Ортенсио Парависино в сонете, посвященном памяти Эль Греко, оказались пророческими. Необычна его жизненная судьба, необычно и его творчество.

Уроженец острова Крит, работавший в молодые годы как иконописец, вовлеченный затем в Венеции и Риме в орбиту мощного воздействия художественной культуры Позднего Возрождения, он прожил почти сорок лет в Испании, где нашел вторую родину.

Живопись Эль Греко вырастала на сложной основе. Ее составили византийские традиции и венецианский колоризм, эстетика маньеризма и достижения позднеренессансной Италии в искусстве Тициана, Тинторетто и Микеланджело. Но только в Испании расцвело его творчество.

Воплотившее трагический финал эпохи Возрождения искусство Эль Греко, в котором возобладало ирреальное, воображаемое начало, словно порождено велением времени. Субъективную линию восприятия мира он предельно заостряет и как бы исчерпывает до конца, находя при этом возможности для выражения истинно художественной красоты.

Картины Эль Греко, написанные почти исключительно на религиозные темы, не похожи на традиционные произведения церковного искусства. Среда, в которой он помещает какую-либо сцену, превращается в фантастический мир, где происходят чудеса и возникают видения. Художник использует эффект стремительного изменения масштаба фигур и предметов, то внезапно вырастающих, то исчезающих в беспредельном пространстве; тот же принцип он применяет и в их резких неожиданных ракурсах.

Экстатические образы живописца похожи на бесплотные тени. Ему чужды каноны идеального, господствующие в классическом искусстве. Чаще всего персонажи картин Эль Греко некрасивы, в них нарушена гармония черт, его идеал — идеал неправильного: узкие, сходящиеся углом очертания лиц, непомерно большие асимметричные, разные глаза, у хрупких женщин — крошечные рты, у мужчин — удлиненный череп, огромный лоб, а дети, лишенные обаяния своего возраста,— нередко маленькие уродцы. Пропорции фигур, как правило, неестественно вытянуты. Тем не менее образам Эль Греко присуща высокая мера духовной красоты, и порой их странная привлекательность достигает редкой волнующей силы.

Скрытый драматизм жизни у художника сопряжен с темой неба. В его картинах к небу устремлены все помыслы живущих на земле, охваченных состоянием единого духовного озарения. Небо, напоенное сиянием мерцающего света, с парящими фигурами ангелов и святых, или драматически сумрачное, подобное бездонной темно-синей бездне, воспринимается как олицетворение высшей божественной силы.

Как ни экспрессивны в искусстве Эль Греко композиция, рисунок, пространство, ритм, самое важное в его образной системе — это колорит. Мастер достигает исключительной светозарности красок. В собраниях мира рядом с картинами Эль Греко другие полотна кажутся потускневшими.

Эль Греко родился в 1541 году в Кандии, главном городе острова Крит, одного из центров византийской культуры, испытавшего затем владычество арабов, а с 1211 года вошедшего в состав Венецианской республики. Свои работы художник всегда подписывал по-гречески данным ему при рождении именем и часто добавлял «критянин». На родине Доменикос Теотокопулос писал иконы в поздневизантийской манере.

Сведения о жизни Эль Греко случайны и приблизительны, особенно о его молодых годах, которым сопутствовали откровенные домыслы. Так, в начале 1930-х годов исследователи пытались связать место рождения Эль Греко с живописным городком Фоделе близ Кандии. Эта, одно время принятая, гипотеза была затем отвергнута. Как-то забылся тот факт, что художник, вызванный в Толедо на суд инквизиции в качестве переводчика с греческого языка, сам подтвердил, что он уроженец Кандии.

Между тем городок Фоделе стал со временем символом пребывания на родной земле глубоко почитаемого на Крите великого соотечественника. Были установлены памятные знаки, посвященные бессмертной славе Доменикоса Теотокопулоса. В августе 1998 года в Фоделе открыли музей Эль Греко — небольшое строгое здание из серого камня, на стенах которого экспонируются крупные слайды многих его картин, находящихся в музеях мира.

Но на греческой земле Доменикос Теотокопулос жил и работал недолго. Когда в XVI веке Крит пришел в запустение и упадок, многие художники уехали в Венецию. Их примеру последовал и молодой Доменикос. Появившись в 1567 году в Венеции, он пережил коренной перелом, с поразительной быстротой и смелостью стал осваивать доселе ему неизвестный изобразительный язык, овладел приемами масляной живописи, передачей перспективы и пространства, обобщающим широким мазком и особенностями венецианского колоризма. Возможно, он был учеником или последователем Тициана, испытал сильное влияние Тинторетто и отчасти Якобо Бассано. А посетив Парму, высоко оценил Корреджо.

Лишь немногие работы Эль Греко этого периода признаны достоверными. Живописец обращался к узкому кругу религиозных сюжетов (Изгнание торгующих из храма, Исцеление слепого, Благовещение), постепенно развивая и совершенствуя ренессансные изобразительные приемы. Художник не скрывал явных заимствований: исследователи находят в них мотивы Тинторетто, Тициана, Рафаэля, Микеланджело. Как правило, это были небольшие картины, написанные темперой на деревянных досках. Увлеченный классической архитектурой, он произвольно комбинировал ее мотивы из популярного в то время трактата Себастьяно Серлио (1551, Венеция).

Один из самых ранних вариантов Изгнания торгующих из храма с подписью по-гречески «Доменикос Теотокопулос, критянин» находится в вашингтонской Национальной галерее. Многое здесь далось художнику с трудом. В картину небольшого размера он включил внушительную перспективу с множеством массивных архитектурных и скульптурных элементов, а также большое количество действующих лиц и занимательные бытовые детали. Сдвинутая в левую сторону композиции мятущаяся толпа, в которой теряется фигура Христа, статична и невыразительна. На переднем плане внимание привлекает белокурая продавщица голубей — тип пышной полуобнаженной венецианки, представленной в неустойчивой, «падающей» позе.

Осенью 1570 года Эль Греко покинул Венецию и уехал в Рим. В рекомендательном письме выдающегося римского миниатюриста Джулио Кловио кардиналу Фарнезе «молодой кандианец», по мнению Кловио, принадлежавший к числу выдающихся художников, был представлен как ученик Тициана. Обращаясь к одному из самых богатых и влиятельных римских вельмож и меценатов, Кловио просил поселить своего протеже на некоторое время на вилле Фарнезе.

Отныне на несколько лет жизнь Эль Греко оказалась тесно связанной с окружением кардинала Фарнезе, она протекала под покровительством хранителя его библиотеки и коллекций Фульвио Орсини, эрудита и специалиста по античной древности. Молодой живописец вошел в круг просвещенных интеллектуалов, антиковедов, теологов, художников, знатоков искусства, группировавшихся вокруг Орсини. В этой элитарной среде, в атмосфере Вечного города, в контакте с ведущими мастерами позднего маньеризма Эль Греко приобрел серьезные знания, расширил свой кругозор, жадно впитывая новые впечатления. Он превратился в подлинного «homo culto» — носителя высокоразвитой позднеренессансной культуры. Его творческая судьба складывалась удачно. Избрание в 1572 году в римскую Академию Святого Луки открыло перед ним возможность иметь свою мастерскую и зарабатывать на жизнь независимо от богатых меценатов.

На фоне художественной жизни Рима 1570-х годов величие гениальных творений недавно умершего Микеланджело выступало с захватывающей силой. Их сильнейшее воздействие не мог не ощутить Эль Греко; память об искусстве Микеланджело он сохранил на всю жизнь.

Созданные Эль Греко в Риме произведения, написанные маслом на холсте, в значительной мере разнохарактерны. Его поиски в области сюжетной композиции свидетельствуют и о приверженности тому, чему он научился в Венеции, и о влиянии новых впечатлений. Исцеление слепого отражает влияние заимствованных в Риме маньеристических приемов. Действие приобретает напряженный характер — фигуры и архитектурные элементы укрупнены, придвинуты к передней плоскости картины и сближены между собой. Изображение перспективы усложнено, приобрело масштабность и протяженность в пространстве, здания несут приметы римских памятников. В композицию введен новый персонаж — полуобнаженный юноша, представленный на переднем плане спиной к зрителю, маньеристическая риторическая фигура, поясняющая указующим жестом, что исцеленный Христом слепой отныне может видеть солнце. В картине заметны следы внутреннего возбуждения, которые затем станут отличительной чертой образов Эль Греко, чувствуется, что ее писал не итальянский мастер. Он продолжал разрабатывать, при сохранении общей композиционной схемы, сюжеты венецианского периода.

Ярче всего его дарование открылось в области портрета. Уже привезенный в Рим среди других его работ, созданных в Венеции, Автопортрет (к сожалению, исчезнувший), по словам Джулио Кловио в письме к кардиналу Фарнезе, привел в изумление римских художников. О мастерстве Эль Греко — портретиста позволяет судить созданный вскоре по приезде в Рим по заказу Фульвио Орсини Портрет Джулио Кловио (около 1570). Следуя венецианцам, он избирает горизонтальный формат с традиционным мотивом открытого окна, в котором изображен идеальный, хотя и несколько драматизированный пейзаж — одинокое разметанное ветром дерево на фоне неба с несущимися облаками. Портрет создает строгий, исполненный спокойного достоинства образ. Массивная, написанная в черных и белых тонах фигура старого мастера четко выступает на серо-золотистом фоне. Указательным пальцем правой руки он демонстрирует зрителю разворот книги — прославивший его шедевр — миниатюры Часослова Фарнезе (Horas Farnesio; завершен в 1546 году, находится в Библиотеке Пирпонта Моргана в Нью-Йорке). Сверкающие краски миниатюр с преобладанием красного и желтого создают впечатление драгоценного изделия. Тщательно запечатлевая характерные тяжеловатые черты Джулио Кловио, или Юрия Гловичича, хорвата по национальности, Эль Греко обнаруживает присущую ему особую восприимчивость к внешнему этническому типу людей. Впервые он применяет здесь «разноглазость» персонажей не только в размере и асимметрии глаз, но и в характере взгляда. Правый глаз Кловио кажется потускневшим, словно незрячим. Возможно, что в данном случае эта деталь отражает достоверность облика престарелого художника, страдавшего слабым зрением. Однако в дальнейшем, уже работая в Испании, мастер неоднократно изображал как асимметрию глаз, так и разнохарактерность взгляда.

Казалось бы, неожиданной для элитарного круга Орсини и его просвещенных друзей выглядела картина Эль Греко Мальчик, раздувающий лучину (около 1570-1575). Между тем обращение к такого рода изображению представляло распространенную в эпоху Возрождения форму живописи, воссоздающую утраченные знаменитые произведения античности на основании древних сохранившихся литературных описаний. Произведение Эль Греко воскрешает представление о прославленной работе греческого живописца Антифила из Александрии, современника и соперника знаменитого Апеллеса; она называлась Мальчик, раздувающий огонь и описана Плинием Старшим в Естественной истории. Создание необычного полотна, в котором Эль Греко мог оказать помощь Фульвио Орсини, оказалось целиком в русле интересов и вкусов эрудированной среды римских гуманистов. Картина написана густым плотным мазком, уверенно передающим пластичность объемов, выступающих из темноты. Свет еще сохраняет материальность, золотистый огонь — теплоту. Вместе с тем подвижный, скользящий, сливающий воедино изысканные палево-серые краски свет приобретает оттенок призрачности. Совсем по-эль-грековски выглядит кисть левой руки мальчика, длинная, узкая, «черная», еле держащая лучину. Словно сотканная из бледного золота, картина лишена какого-либо оттенка приземленности.

По материалам: Эль Греко. Ред. Е. Галкина. Текст Т. П. Каптерева. М.: Белый город, 2005. - 48 с., ил.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

На страницу художника

К списку зарубежных художников

На главную

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.