Арт-салон клуба ЛИИМ 

ПОИСК ПО САЙТУ

 

АРТ-САЛОН

Художники:

Отечественные

Зарубежные

Скульпторы

Книга отзывов

Контакты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

Лит-салон

ЛИИМиздат

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Билибин Иван Яковлевич

(Рассказ о художнике-сказочнике)

Сказка-складка

В Егнах Билибин ни на секунду не расставался с томиком русских сказок, собранных А. Н. Афанасьевым. Сказочные образы, один чуднее другого, обступали его, и казалось, весь труд заключался только в том, чтобы перенести их на бумагу.

Билибина привлекали в сборнике волшебные сказки. Одновременно со сказкой об Иване-царевиче художник иллюстрирует «Царевну-Лягушку», а немного позднее — «Перышко Финиста Ясна-Сокола», «Василису Прекрасную» и «Марью Моревну». В них воплощено ощущение опасности, которой подвергается человек перед лицом незримых могущественных сил враждебного мира. Все они полны воспоминаний о древних поверьях, магических обрядах, и художник иллюстрирует их все в едином образном и графическом ключе.

Билибин работает много и быстро. Десять, а то и двенадцать часов в день просиживает он над рисунками, и результаты сказываются незамедлительно. Если его иллюстрации к «Царевне-Лягушке» выполнены еще на уровне первой книжки, то рисунки, сделанные буквально месяцем-другим позже, радуют мастерством, поэтичностью. Особенно удалась Билибину «Василиса Прекрасная». Это уже не первая его книжка, и читатель, только взглянув на знакомую обложку, торопится побыстрее открыть ее.

«В некотором царстве жил-был купец. Двенадцать лет жил он в супружестве и прижил только одну дочь, Василису Прекрасную. Когда мать скончалась, девочке было восемь лет». Начинается рассказ, и, предваряя его, вводя читателя в жутковатую атмосферу волшебного мира, над черным лесом, колдовской северной ночью, летит ведьма. И лес и ведьма видятся силуэтом на фоне светлого неба. Они пока далеко от нас, за окошком с расписными ставенками, сказка-то еще только-только начинается.

Название сказки написано славянской вязью. Чтобы прочесть его, надо вглядеться в затейливый рисунок букв. А по бокам надписи — сирины — полуптицы, полулюди. Они как бы приглашают нас в сказку, в тот заколдованный лес, в котором живет Баба Яга и куда благодаря проискам злой мачехи попадает Василиса Прекрасная.

Переворачиваем страницу — и вот, вместе с послушной Василисушкой, мы уже в лесу. Еще в нем сумрачно, еще не развиднелось, но вдруг скачет всадник: «...сам белый, одет в белом, конь под ним белый, и сбруя на коне белая,— на дворе стало рассветать.

Идет она дальше, как скачет другой всадник: сам красный, одет в красном и на красном коне,— стало выходить солнце.

Василиса прошла всю ночь и весь день, только к следующему вечеру вышла на полянку, где стояла избушка Бабы Яги. Забор вокруг избы из человечьих костей, на заборе торчат черепа людские с глазами. Вместо верей (столбов) у ворот ноги человечьи, вместо запоров — руки, вместо замка — рот с острыми зубами. Василиса обомлела от ужаса и стала как вкопанная. Вдруг едет опять всадник: сам черный, одет во всем черном и на черном коне. Подскакал к воротам Бабы Яги и исчез, как сквозь землю провалился, — настала ночь».

Билибин рисует всех трех всадников. Белый еще вдалеке, в чащобе проходит мимо. Испуганно смотрит на него Василиса. Красный скачет уже перед нашими глазами. А черного черный конь выносит из глубины леса прямо на нас. Углубляя пространство и одновременно укрупняя планы, художник выводит фигуры героев на плоскость книжного листа.

Билибин не пересказывает сказку средствами рисунка. Хитросплетения сюжета не привлекают его внимания, равно, как и драматические, полные движения, сцены, которыми сказка изобилует.

В больших страничных иллюстрациях он воссоздает образы главных ее героев, охваченных различными чувствами — страхом, надеждой, злобой. И все в иллюстрации вторит этому чувству.

Образ Василисы — терпеливой и кроткой крестьянской девушки — покоряет обаянием юности, чистоты и одновременно внутренней нравственной силы. Глядя на рисунки Билибина, мы понимаем, что называют ее Прекрасной за сочетание редких душевных качеств, а не только за красоту.

Баба Яга, естественно, прямая противоположность Василисе. Билибинская Баба Яга вполне реальная старуха, но место ей только в лесу. Среди сухостоя, замшелых пней, коряг, мухоморов и разной нежити.

Выразителен образ черного всадника и его коня. В них воплотился мрачный ужас ночи, когда сердцем человека владеет страх.

Но пожалуй, самым впечатляющим во всей книге является образ леса.

Непроходимый, дремучий лес-чащоба — не просто фон, среда, где живет нечистая сила. Лес — это действующее лицо, и, быть может, даже самое главное. Он — олицетворение той темной силы, которая невесть откуда угрожает человеку. Ведь именно так воспринимали его люди в те «баснословные» времена, когда складывались первые сказки.

Все иллюстрации окружены широкими орнаментальными рамками, как деревенские окна резными наличниками. Они не только декоративны, но и содержательны, вторят основному настроению иллюстрации — сверкают в темноте глаза неподвижных воронов в рамке, которая обрамляет рисунок с белым всадником, произрастают «ведьмины» грибы вокруг иллюстрации «Василиса Прекрасная с черепами». Жуткий черный всадник выезжает из жуткого, темного леса, а на широкой рамке заходятся от страха сирины. Мифические птицы, а суетятся, как испуганные куры. И сразу мы вспоминаем, что все это не «взаправду», и что мрак все равно рано или поздно рассеется.

Крупный масштаб страничных иллюстраций делает образы героев сказки более значительными и монументальными. Мерно течет повествование, мерно, через страницу текста, открывается картина, где главенствует тот или иной герой. Это широкое ритмическое дыхание пронизывает всю книгу. В построении ее отразился трудный процесс поисков художником своей системы. Отсюда и его некоторые недочеты, как, например, замельченная по размеру иллюстрация с красным всадником. Мы легко замечаем оплошность художника, но десятилетия назад Билибин еще только разрабатывал тип иллюстрированной книги для детей. Только через несколько лет, при работе над «Сказкой о золотом петушке» А. С. Пушкина, художник сумеет достичь абсолютной ритмической и масштабной целостности книги. Среди всей серии народных сказок именно «Василиса Прекрасная» наиболее близка по построению к пока еще далекому идеалу.

По материалам: Семёнов О. С. Иван Билибин (Рассказ о художнике-сказочнике): Очерк.– М.: Детская литература, 1986.–87 с., иллюстрации.

На страницу художника

К списку отечественных художников

На главную

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.