Арт-салон клуба ЛИИМ 

ПОИСК ПО САЙТУ

 

АРТ-САЛОН

Художники:

Отечественные

Зарубежные

Скульпторы

Книга отзывов

Контакты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

Лит-салон

ЛИИМиздат

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Дейнека Александр Александрович

Глава пятая (1 2 3 4 5 6)

Послевоенный период

Панно и росписи мирной эпохи Педагогическая деятельность Скульптурные работы Мастер натюрморта Серия мозаик «Люди Страны Советов» Типические образы современников

В марте 1945 года Дейнека принимает на себя руководство созданным в Москве институтом прикладного и декоративного искусства (МИПИДИ). Осуществилась давнишняя мечта художника об организации учебного заведения, призванного готовить мастеров широкого профиля, работающих в различных материалах и техниках, владеющих навыками фресковой живописи, витража, мозаики, знакомых с технологией оформления промышленных товаров, массовых изделий быта и так далее. Почти не отвлекаясь на собственные творческие заботы и дела, художник погружается в налаживание учебного процесса, занимается составлением программ по главным, обязательным дисциплинам в вузе — композиции и рисунку. Обучение последним строилось на основе неразрывного единства теории с практикой и постепенного усложнения курсовых заданий, с тем чтобы учащийся на всем протяжении учебы испытывал интерес к овладению новыми, более высокими ступенями мастерства. Большое место в институте отводилось практической работе студентов в специально оборудованных мастерских по металлу, где изучались ковка, литье, гальванопластика, а также по дереву, стеклу и фарфору. Серьезная академическая учеба в сочетании с профильной специализацией должна была обеспечить надлежащий уровень общей профессиональной подготовки студентов, привить им вкус к многогранной творческой деятельности. Анализ программ по композиции и рисунку, в большинстве случаев составленных Дейнекой либо при его непосредственном участии, показывает, что задачи воспитания творческой смены решались в вузе на принципиальной основе, в соотнесении с конкретными духовными и практическими запросами советского общества. В педагогической работе упор делался не только на профессиональный багаж молодого творческого работника, но прежде всего на формирование художника с передовым современным мировосприятием, гражданским отношением к любимому делу.

В написанной Дейнекой вступительной записке к программе по рисунку четко определены установки, в соответствии с которыми велось преподавание данной дисциплины на всех факультетах. Рисуя с натуры, учащийся должен был ясно представлять цель рисования, то есть выявить в ней под определенным углом зрения самое нужное и характерное. Отдельные задания были нацелены на передачу внутреннего состояния, социальных и возрастных признаков человека. Порядочное количество часов отводилось на изучение человеческой фигуры в статике и динамике, изображение различных видов движения по памяти. Дейнека призывал студентов не ограничиваться классными постановками и как можно больше рисовать вне институтских стен. Рисующему необходимо выработать навык острой передачи изменчивой, многоликой реальности, научиться схватывать наиболее выразительные, определяющие черты быстротечных ситуаций, мгновенных положений. Дейнека придавал особое значение развитию у студента изобразительной памяти, способности оперировать в рисунке немногими, строго отобранными линиями. Разработанная программа ставила своей целью научить студента осмысленному, целенаправленному использованию различных графических техник и материалов, подготовить учащихся старших курсов к работе над композиционным сочинением. Цели, стоявшие перед институтом, Дейнека четко сформулирует в программе по композиции для монументального факультета: «Курс монументальной композиции подготавливает художников, способных осуществить образные решения в любой технике и создавать вместе с архитекторами декоративные ансамбли... Курс должен ознакомить студентов с монументальной живописью как частью архитектурного комплекса, дать понимание связи с типами архитектуры... внедрить понятие о монументальной живописи, как о монументальной пропаганде».

В соответствии с программой будущие монументалисты осваивали способы изображения на ровных, вогнутых и выпуклых поверхностях, в пространстве с естественным и электрическим освещением, в единстве с искусственной и природной средой, учились достигать композиционной цельности, ритмической слаженности и ясности решения с учетом конкретного местонахождения росписи в архитектуре.

Взявшись за создание нового художественного института, Дейнека не предполагал, что его детище окажется преждевременным опытом и просуществует менее семи лет. Однако уже в октябре 1948 его освобождают от должности директора института с обидной формулировкой, как не обеспечившего руководства, и оставляют за ним кафедру декоративной скульптуры, вскоре реорганизованную в кафедру художественной обработки металла. Осенью 1952 года институт был ликвидирован под предлогом объединения с Ленинградским высшим художественно-промышленным училищем. Одной из причин, приведших к закрытию института, видимо, была сама его ориентация на декоративные виды искусства, уже в силу своей специфики не подходившие под зауженные эстетические нормативы той поры. Вспомним, что и творчество Дейнеки в указанные годы пользовалось с легкой руки догматически настроенных критиков весьма нелестной репутацией и часто рассматривалось как пример отступления от установленных канонов реализма.

Между тем среди вузовской молодежи художник снискал непререкаемый авторитет не только благодаря своему педагогическому таланту, но и личной практике, в которой его ученики видели пример подлинно художнического отношения к искусству и жизни. На занятиях по рисунку и композиции Дейнека стремился не только донести до студентов необходимую сумму знаний, но и привить им любовь к живой самостоятельной работе, постановкой новой увлекательной задачи разбудить фантазию и творческую инициативу. Вместе с ними он писал фрески, набирал мозаики, экспериментировал над новыми материалами. Возглавив кафедру декоративной скульптуры, он собственноручно демонстрировал обработку металла с помощью литья, ковки, чеканки, сам обжигал керамические скульптуры и подготовил практическое руководство по гальванопластике, мозаике и витражу.

Дейнека не только щедро делился с воспитанниками своим богатым творческим опытом, но и учился сам, овладевал новыми для себя техническими средствами и приемами. На базе специализированной мастерской института он создал целую серию работ в мелкой пластике. Хотя Дейнека и не был прирожденным ваятелем, особенности его художественной системы располагали к подобному роду деятельности. Форме его живописных и графических произведений присуща осязаемая скульптурность, ясная конструктивная построенность, силуэтность, красноречиво указывающая на полновесный объем, двигательную активность телесной массы. Не случайно прототипом одной из первых скульптур художника, исполненной в 1939 году, послужил образ молящейся женщины из рисунка, ставшего затем плакатом, опубликованного в «Безбожнике у станка» под названием «Припекло» (1926). Перевод в гипсовую форму лишь рельефнее выявил качества, заключенные в пластике рисунка, материализовал с выпуклой наглядностью конструктивную логику изображенной фигуры. Впрочем, эта первая скульптурная композиция по теме выпадает из всего последующего цикла скульптурных работ художника, посвященных новому человеку, его движению, свободно развитой мужественной силе и красоте.

В довоенные годы Дейнека выступил с интересной серией небольших скульптур на спортивную тему. Это «Мальчик, прыгающий в воду» (1939), «Вратарь», «Конькобежец» (обе — 1940). С неотразимой экспрессией они воспроизводят острейшие мгновения спортивных упражнений, передают динамическую выразительность, свойственную только этому и никакому другому виду спорта. Если сопоставить названные произведения с рисунками и картинами мастера на аналогичные темы, их образно-стилевое родство будет очевидным.

После войны интерес художника к скульптуре заметно усиливается, он продолжает прерванную работу над спортивным циклом. Как и прежде, объектом изображения ему служат реальные спортсмены и физкультурники, в облике, движениях которых он умеет подметить все необходимое для создания полноценного образа. О высокой дифференцированности спортивного типажа говорят такие работы, как «Эстафета» (1945), «Стометровка» (1947), «Боксер» (1947), «Футболисты» (1950), «Перед забегом» (1951), «У воды» (1952), «Девушка у моря» (1956), «Толкание ядра» (1957). Лежащий в основании каждой композиции остросовременный пластический мотив является продуктом целевого отбора и синтеза, итогом точного умного наблюдения. С безошибочным декоративным чутьем художник использует в раскрытии той или иной жизненной темы цветовые, фактурные свойства бронзы, алюминия, дерева, керамики, цемента. Направленные на повышение эстетической ценности формы выразительные качества материала одновременно ассоциируются с объективными достоинствами конкретной натуры, содействуют раскрытию динамической правды сюжета. В этом отношении скульптурные концепции Дейнеки близки его живописным решениям. Будь то природа или человек, он умел извлечь из их подлинной структуры внутренний закономерный ритм и пластическую гармонию, созвучные времени, а если требовалось, то и конкретному типу архитектурной среды. По мнению художника, роль декоративных начал в живописи неизмеримо возрастает при создании художественного ансамбля. Участвующему в синтезе искусств живописцу приходится думать и о связи изображения с практическим назначением строения, и о согласовании декоративного наряда композиции с характером и стилем архитектурных украшений.

Стилевые качества дейнековской живописи обладали способностью гибко приспосабливаться к особенностям разнохарактерных сооружений, но изначально были связаны с эстетикой архитектуры, в своем развитии опиравшейся на достижения передовой строительной техники и структурные принципы, рожденные новыми материалами индустриального века. Дейнеку меньше всего устраивало амплуа декоратора, стилизующего роспись в псевдоклассическом вкусе. Обозначившийся в архитектуре пятидесятых годов стилизаторский уклон казался ему поветрием, лишенным народных корней, возникшим на основе ложных представлений о величии и красоте архитектурного памятника эпохи. С другой стороны, он искренне восхищался архитектурными образами, подобными созданным на станции метро «Маяковская», проникнутыми духом высокой классики, но в идее остающимися творением по своей сути глубоко современным, отражающим демократичный пафос советской действительности.

Глава пятая (1 2 3 4 5 6)

По материалам: Сысоев В. П. Александр Дейнека. Монография. -М.: Изобразительное искусство, 1989. -328 с., ил.

На страницу художника

К списку отечественных художников

На главную

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.