Арт-салон клуба ЛИИМ 

ПОИСК ПО САЙТУ

 

АРТ-САЛОН

Художники:

Отечественные

Зарубежные

Скульпторы

Книга отзывов

Контакты

ПРОЕКТЫ ЛИИМ:

Клуб ЛИИМ

Лит-салон

ЛИИМиздат

Муз-салон

Конференц-зал

ПРИСТРОЙКИ:

Словарь античности

Сеть рефератов

Книжный магазин

Фильмы на DVD

Врубель Михаил Александрович

Лебедь. 1901

Завершая и увенчивая ряд живописных ноктюрнов, к которым относятся Сирень, К ночи, Пан, Царевна-Лебедь, картина Лебедь написана вослед и, очевидно, в пару к Царевне-Лебеди. Здесь мы словно созерцаем тютчевский «оный час явлений и чудес», когда «густеет ночь, как хаос на водах». Благодаря проработке мастихином, чернота фона отсвечивает, как уголь-антрацит, являя собой почти буквально сгусток первобытного хаоса, в котором снежно-белое с холодно-сизыми тенями существо, оставляя внизу отягчающий наряд, превращается вверху в странное и страшноватое подобие хвостатой рептилии с пронзительно смотрящим и видящим глазом, который мы потом встретим и у быка-Зевса в серовском Похищении Европы, и в Купании красного коня Петрова-Водкина. Событие, которое здесь разыгрывается,– того же рода, что и в Похищении Европы: вполне можно поверить, что перед нами лебедь-Зевс, приготовляющийся завоевывать Леду.

Художник, по видимости, не озабочен не чем иным, кроме как с наивозможной точностью изобразить пернатое существо в момент, когда оно «выходит из себя», переменяет положение, позу, готовясь что-то предпринять: выбраться из воды на берег, завоевать сердце избранницы, отразить опасность. В такие критические, переходные мгновения облик лебедя подвергается гротескным модификациям: то он окажется неожиданно громадным, то шея вытянется по-змеиному, и он станет похож на крылатого дракона… Короче, это те мгновения, когда знакомый облик и образ оказывается чреват непредсказуемыми превращениями, метаморфозами. В Сказке о царе Салтане лебедь превращается в царевну, тогда как в обличье коршуна спрятан чародей. Так вот, в виду Царевны-Лебеди лебедь на картине 1901 года наделен повадкой, которая скорее подобает чародею, собирающемуся превратиться… хотя бы в коршуна, дабы заполучить царевну. Но, в противоположность тому, что иллюстрируется картиной Царевна-Лебедь, здесь не какое-либо определенное сюжетом однократное превращение этого в другое, а сам Царь – чародей, дух, гений перевоплощений.

Но чародействует и сам художник. В переливах перламутровой раковины (этюд 1904 года из Третьяковской галереи) прозревается силуэт дремлющего лебедя, тем же порядком, каким иней на морозном стекле грезит образами органической природы. В одном из поздних автопортретов Врубель поместил свое лицо между двумя главными «героями» его поздних штудийных пристрастий – раковиной внизу и статуей лебедя вверху. Комментируя замысел Жемчужины, Врубель говорил, что «краски вовсе ненужны для передачи рисунка тех мельчайших планов, из которых создается в нашем воображении форма, объем предмета и цвет». В этюдах Врубель применяет уголь. След угля на поверхности ватмана создает эффект мерцания крупиц света в крупицах черноты, как бы искрящийся черный снег,– эффект того же порядка, что и иллюзия переливов цвета на поверхности формы.

Здесь оказывается важным один психологический момент. Увидеть, например, искрение цвета на белом инее, так же, как радужные отливы на перламутре, можно лишь при определенных условиях: требуется сосредоточенность, усилие внимания. Такую гипертрофированную активность зрения, превосходящую обычную меру и сравнимую со способностью видеть в темноте, проницать за грань видимого, Врубель «одалживает» своим героям, включая фантастических, к которым прежде принадлежал киевский Ангел с кадилом и свечой, а в поздний период его демонический двойник – Лебедь.

По материалам: Михаил Врубель. Ред. Н. Надольская. Автор текста М. Алленов. М.: Белый город, 2006. - 64 с., ил.

На страницу художника

К списку отечественных художников

На главную

© Клуб ЛИИМ Корнея Композиторова, Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
since 2006. Москва. Все права защищены.